Меню сайта
Ваш контроллер
Категории раздела
Общие Статьи [3]
Базилики Херсонеса [7]
Главная » Статьи » Статьи » Базилики Херсонеса

Реконструкция литургической планировки «Базилики Крузе» в программе 3DS Max 2009 Design.

Э. Н. Карнаушенко  А. Д. Карнаушенко  

«Реконструкция литургической планировки «Базилики Крузе» в программе 3DS Max 2009 Design.»


Воссоздание литургической планировки древних херсонесских базилик представляет собой непростую задачу –  отобразить интерьер уже не существующего храма с вероятным расположением литургических устройств в нем: алтарь с престолом, синтроном и алтарной преградой, солею и амвон. Надо отметить, что эта тема не поднималась в археологических изысканиях Херсонеса, и о литургических устройствах говорилось вскользь. В основном говорилось в отчетах экспедиции, что та или иная  часть алтарной преграды, амвона или синтрона  была обнаружена при раскопках.  Всё, относящееся к литургическим устройствам, все наиболее ценные в этом плане находки относятся к периоду первоначальных раскопок конкретного храма. Подавляющее большинство их впервые было раскопано в XIX –  начале XX века. Официальная археология того времени ставивила одной из главных своих целей найти в Херсонесе место крещения князя Владимира,    и была ориентирована на поиски храмов, которые выделялись среди других построек своими размерами и монументальностью. Таким образом, за дореволюционный период было расследовано 26 базилик и купольных зданий и 38 небольших церквей-часовен [2. стр. 127]. Однако не все раскопки проводились на должном уровне, и не всегда делались рисунки или сколько-нибудь удволетворительные чертежи. Но в том случае, когда такие рисунки, чертежи  и описания имеются, они кладутся в основу реконструкции. Сама история Херсонеса свидетельствует о невозможности точно востановить внутреннее пространство храмов, пострадавших от пожаров, войн, дальнейших перестроек и, наконец, от разворовывания мраморных архитектурных деталей и обработанного камня после полного запустения города.  Итак, из-за того, что литургические устройства сохранились очень фрагментарно, можно говорить о реконструкции внутреннего пространства храма с достаточной долей условности.   

Понятно, что в данной работе нельзя обойтись без планов, чертежей, фотографий, рисунков и другого изобразительного материала. Но ни один из перечисленных способов отображения не может дать полного пространственного представления о несуществующих ныне объектах. Однако такую возможность предоставляют современные компьютерные технологии, в частности программа трехмерного моделирования 3DS Max 2009 Design (дезайн).

Трехмерное моделирование имеет ряд преимуществ.  В отличие от просто макета компьютерная графика позволяет «войти» внутрь здания, сохраняя все его части.  Трехмерный макет легко позволяет вносить изменения в конструкцию и свойства частей модели при поступлении новых данных в течение   продолжающихся археологических изысканий.  При профессиональном уровне знаний программы  3DS Max возможно создать всю модель с помощью вершин, ребер и полигонов, что гарантирует высокую точность построения. Однако здесь приходиться  иметь дело не с современным зданием, а с древней постройкой, от которой сохранился лишь основания  стен. Вследствие этого, реконструкция имеет большую долю приближения. (В ходе реконструкции был привлечен весь доступный материал.)

Базилика №  7 расположена в XCIX (99) квартале северо-восточного района херсонесского городища и ориентирована алтарной частью на восток, с отклонением продольной оси здания на 15 градусов к северу. Размеры постройки 17,8 х 25,5 м.  Общая схема планировки храма в целом типична для херсонесских раннесредневековых базилик: нартекс, три нефа и алтарная часть. Архитектурное своеобразие ей придают пропорции – значительная ширина здания почти равна его длине и главное – специфически оформленная алтарная часть в виде большой полукруглой апсиды, фланкированной с севера и юга двумя полукружиями – экседрами. Длина алтарной части достигает до 7 метров, диаметр боковых экседр – 3 м, центральной апсиды – 6 м.  Боковые нефы достаточно узкие: в среднем 2,8 м. Ширина центрального нефа – 8 м.  Перед входом в нартекс сохранились две вырубленные в скале ступеньки, ведущие в храм с улицы. С улицы в нартекс вели всего два входа, кроме главного, еще боковой левый [1. стр. 236-237]. Это было обусловлено рельефом местности. Базилика стояла на склоне холма, и юго-западный ее угол высоко поднимался над землей. Во всяком случае, дверной проем здесь не обнаружен.   

 По замечанию А. Л. Якобсона «базилика, сохранившаяся, как и другие базилики на ничтожную высоту, носит вместе с тем ясные следы значительных более поздних перестроек» [2. стр. 188] Поэтому важной задачей было отделить первоначальный план здания от перестроек. За основу был взят план базилики, опубликованный в «Материалах и исследованиях по археологии СССР»; № 63 [2. стр. 187] (рис. 11а). Из описания можно было выяснить, что центральная апсида базилики была обнесена внешней стенкой, вероятно имевшей значение контрфорса, а северо-восточный наружный угол здания был весь заложен каменной кладкой. При моделировании Первоначальный план был выделен  и взят  за основу при построении стен. При этом скорректирован с более поздним планом, полученном на раскопках 2005 года украинско-австрийской экспедиции [1. стр. 234]. Также была привлечена  реконструкция внешнего вида здания А. Г. Колесниковой и Г. М. Манто [3. рис. 21]. По этому рисунку видно:  1) базилика Крузе имела одно общее перекрытие над всеми тремя нефами, т.е. средний неф, согласно этой реконструкции, не возвышался над  боковыми нефами. 2) Боковые нефы имели два яруса. 3) Северная и южная стены имели два ряда окон по 3 окна в каждом ряду, причем нижний ряд соответствовал верхнему ярусу. 

Общие пропорции базилики были взяты исходя из вычислений, произведенных исследователем В. М. Полевым.  В своей книге «Искусство Греции. Средние века» Полевой предлагает систему масштабов и пропорций на основании обмеров более чем 70 базилик. Так как большинство базилик V-VI веков дошло до нас, пишет исследователь, –  в руинах, то достоверно мы можем судить лишь об их планах.  «Однако полностью (после ряда восстановительных работ) сохранилась базилика Ахиропойитос в Салониках. Ее измерения показывают, что высота постройки была соразмерна с ее планом. Высота апсиды и боковых нефов базилики равнялась ширине среднего нефа, высота среднего нефа – ширине среднего и бокового нефа. Следует думать, что примерно таким же образом рассчитывались и другие греческие базилики» [4. стр. 26].   Таким образом, была рассчитана высота стен и высота ярусов. Итак, высота стен базилики равняется  ширине среднего и бокового нефа. А высота апсиды и нижних ярусов равняется ширине среднего нефа. 

Археологические данные свидетельствуют  о том, что здание не было перекрыто куполом. Якобсон пишет: «Размещение тонких устоев в виде колонн, которые были находимы при раскопках, говорит об этом. Перекрытие было, как и в других базиликах Херсонеса, очевидно, стропильным, деревянным» [2. стр. 188].  

Характерной особенностью этой базилики является трехлопастное расположение апсид. Такая апсида в сочетании с базиличным планом – явление довольно редкое, а в Херсонесе единственное.  Якобсон считает, что подобная композиция храма встречается в архитектуре Ближнего Востока, где почти все памятники с такой апсидой относятся к V веку. «Характерными чертами этих зданий, как и херсонского храма, являются, во-первых, базиличность их и, во-вторых, органическая связь, единство трех апсид, заканчивающих средний неф здания, со зданием в целом; эти три апсиды правильнее трактовать как одну апсиду, составленную из трех экседр» [2. стр. 190].  Однако группа исследователей украинско-австрийской экспедиции 2005 года считает, что форма трехчастной апсиды обусловлена не столько  малоазийским влиянием на архитектуру Херсонеса, сколько продиктована потребностями литургии. «Апсида с синтроном играет роль пресвитерия, северная экседра – «предложения», а южная – «диаконника» [1. стр. 237]

Основания колоннад – стилобаты – были выложены из разномерных блоков известняка [1. стр. 233].

Украинско-австрийская экспедиция 2005 года обнаружила ранее не известное захоронение в южном нефе базилики, где среди камней, упавших от свода захоронения, найдено множество фрагментов штукатурки с росписью, покрывавших гробницу [1. стр. 238]. На основании этого можно предположить, что стены храма тоже покрывала роспись. 

Интересным для нас представляется свидетельство Д. В. Айналова о нахождении мраморных фрагментов. Он пишет: «Внутри храма было найдено большое количество отдельного мрамора: плиты с крестами от алтарной преграды, 2 куска с остатками греческих надписей, резные капители и карнизы, а также мраморный порог» [5. стр. 70]. Из описания Айналова мы узнаем, что пол был покрыт мраморными плитами, остатки которого сохранились в боковых нефах и возле главного входа. У А. Л. Якобсона говориться, что при первых раскопках этой базилики были найдены декоративные мраморы – капители и прочее, но кроме упоминаний в отчете о них нет других данных. 

В описании украинско-австрийской экспедиции 2005 года сказано, что особого упоминания заслуживает осколок мраморной алтарной преграды с рельефным изображением креста, найденном в самом начале работ при расчистке среднего нефа базилики. Он является единственным на сегодняшний день сохранившимся фрагментом интерьерной детали храма [1. стр. 236].

В статье Домбровского  «Херсонесская коллекция средневековых архитектурных деталей» дается интересная информация о декоративных мраморах херсонесских храмов. Оказывается, большая часть херсонесского мрамора состоит из привозных изделий. Изредка встречаются произведения местных каменотесов, в основном это базы колон. Они отличаются более грубым исполнением и сделаны, как правило, из мрамора античных архитектурных деталей и саркофагов. В период раннего средневековья «привозные архитектурные детали – стандартная продукция проконнесских каменоломен – вполне удовлетворяли нужды Херсонеса. Обходились он сравнительно не дорого, вероятно не дороже местных изделий, ибо их могли привозить сюда в качестве балласта торговые корабли» [6. стр. 77]. Херсонесские  средневековые мраморы: карнизы, наличники и опоры проемов, архивольты, сандрики, капители, импосты совпадают по размерам и рисунку с аналогичными деталями храмов Константинополя и других византийских городов. Для этого времени было в порядке вещей использовать одинаковые архитектурные детали в постройках  различных по характеру и размерам. «Так, например, в нартексе Софии Константинопольской имеются боковые двери, наличники и сандрики которых  почти повторяются в главном входе херсонесской базилики 1935 года» [6. стр. 77].  Мраморные детали резко отличались от кладки зданий, выстроенных из местного известняка с включением кирпичных поясов и арок. Стены зданий обычно были оштукатурены с обеих сторон,  лишь изредка  они облицовывались с лицевой стороны тесаным камнем. Соединение бутовой кладки с мраморными деталями, по мнению Домбровского, было недостаточно органичным.  Одни и те же детали часто переносились из одной  упраздненной постройки в другую, использовались и античные мраморы. Часто в одном храме комбинировались разностильные и разнокалиберные детали, как в той же базилике 1935 года. Это явление характерно как для византийской архитектуры вообще, так и для византийской провинции в частности, усиленное стремлением к экономии расходов на строительство. Поэтому вполне допустимо предположение, что колоны базилике Крузе венчали так называемые феодосийские капители, украшенные зубчатым сирийским аканфом. Впрочем, возможно это были капители более позднего времени, так называемые «византийско-коринфского» ордера, представляющие раннесредневековый вариант римского композита. К ним примыкают импосты и карнизы, украшенные мягким аканфом, крестами и монограммами. А возможно это были капители «византийско-ионийского» ордера. 

В статье Якобсона о декоративных мраморах мы почерпаем интересующую нас  информацию о мраморе литургических устройств, в частности фрагментах предалтарных преград и амвонов. Автор пишет, что плиты эти ничем не отличались от обычных проконнесских изделий, встречающихся почти  в каждой раннесредневековой базилике городов Греции, Македонии и прибрежных городов Малой Азии. От декоративных мраморов константинопольских и равенских храмов  херсонские плиты отличаются лишь относительной скромностью убранства [2. стр. 151]. На основании этого можно предположить, что амвон или алтарная преграда базилики Крузе, сконструированная из стандартных проконнесских мраморов, в целом очень напоминала сохранившиеся византийские амвоны и алтарные преграды этого времени. И мы можем с некоторой долей вероятности воссоздать типичные для того времени литургические устройства, исходя из стандартных наборов декоративных мраморов этих устройств. 

Таким образом, мною, при техническом содействии Карнаушенко Александра, была сделана реконструкция базилики Крузе, где  с помощью программы 3DS Max 2009 Design была сделана попытка не только воспроизвести архитектурный облик базилики, но и литургические устройства в ней. Кроме того, с помощью этой программы отчасти воспроизведена имитация материала, из которого сделаны те или иные детали. Так колонны, алтарная преграда, амвон и полы алтаря и среднего нефа имеют мраморную текстуру. В боковых нефах и в нартексе на полу текстура мозаики, что сделано по аналогии с Уваровской базиликой. Воспроизведена текстура дерева на стропилах под крышей и текстура черепицы на крыше. Интересная возможность предоставляется программой в освещении интерьера. Использую эту возможность, мы попытались сымитировать освещение храма в ночное время суток. Для источников света использовались параметры, близкие к свойствам факелов в реальном мире, то есть цвет и мощность факела. Располагая светильники на архитраве алтарной преграды и  по стенам, мы пришли к выводу, что храм вероятно должен был освящаться хоросом, который и был создан в схематичном виде.  

Подводя итог сделанной работе необходимо отметить, что поднятая тема мало исследована, и предложенные реконструкции выносятся на обсуждение. Изучение истории христианской базилики с ее литургическим пространством приближает к понятию того, каков был интерьер херсонесских храмов. Алтарные преграды, еще сохранившиеся в некоторых храмах Греции и Малой Азии, могут дать представление об алтарных преградах Херсонеса. Сохранившиеся амвоны, облицованные мрамором,  помогут наглядно  представить амвоны Херсонеса. Тем более что проконесский мрамор изготовлялся по императорскому заказу в императорских мастерских и был распространен во всех городах империи. Такой мрамор амвонов был найден в Херсонесе в достаточном количестве. Но если бы даже город не был окончательно разорен, если бы последние жители не покинули его,  он не простоял несколько столетий в запустении, разграбляемый разрушающийся, все равно вряд ли можно было увидеть литургическое пространство базилик в таком виде, каким оно было  первоначально. 

Церковная жизнь имеет свое развитие. Согласно Роберту Френсису Тафту богослужение с IV века приобрело «шественную активность» [7. стр. 39]. Богослужебные шествия, возникшие в противовес еретическим шествиям, прижились в Константинополе и «наложили неизгладимый отпечаток на богослужение суточного круга и другие обряды Великой церкви» [7. стр. 38].  Не только от ереси с помощью зрелищных шествий с распеванием антифонов желали отвратить иерархи население города, но и от соблазна светских развлечений, еще сильных в пору поздней античности.  Шествия повлияли   и на архитектуру и внутреннее пространство церквей.   Атриум предназначался кроме прочего для того, чтобы народ мог собраться в ожидании иерархии и сановников для совместного входа в церковь.     Непременно было несколько входов в храм, при чем средний –  более парадный для духовенства и правящих лиц. Внутри храма четко выделялась продольная направляющая от входа к алтарю. Амвон использовался в процессе входа в храм; с восхождения на амвон начиналось пение Трисвятого, затем процессия двигалась дальше в алтарь. Вокруг амвона и солеи сосредотачивались знатные лица и низшее духовенство. Понятно, что в Херсонессе масштабы и блеск шествия были не таковы как в столице, но, вероятно, они копировали схему богослужения Великой церкви. 

Еще с более раннего времени сохранилось расположение  алтаря,  выдвигавшегося в средний неф.  Престол стоял ближе к стоящим в наосе и размещался на линии, соединяющие края абсиды. Алтарная преграда не препятствовала обзору алтаря. Высокий амвон посреди храма, примерно на пересечении диагоналей наоса,  представлял  собой кафедру, с которой читались священные тексты, произносились ектеньи. Если в храме был хор, который пел антифонно, то в важнейшие моменты службы он собирался вокруг амвона, который представлял  собой место, где сосредотачивалась совместная церковная молитва. Заканчивалась литургия заамвонной молитвой, которая служила отпустом для народа. Позднее положение изменилось.  Поэтому, говоря о выступающем в наос алтарном пространстве, выдвинутом из апсиды престоле, высоком амвоне посреди храма, соединенном с алтарем солеей, а также о невысокой алтарной преграде имеем  в виду литургическую планировку до иконоборческого периода. Как раз к этому времени относится воздвижение всех крупных базилик Херсонеса и в их числе рассматриваемая  базилика.  Смуты и нестроения, охватившие империю в связи с иконоборческой ересью, затронули и Херсонес. Необходимо соотносить реконструкцию литургического пространства с конкретным периодом существования храма. Базилика Крузе воспроизводятся с интерьером  первоначального существования. 

Итак, о литургической планировке Херсонесской базилики Крузе достоверно можно сказать не многое в виду мало изученности данного вопроса, слабой сохранности памятника и относительности знаний современной науки о древнем богослужении. Но, сопоставив имеющиеся данные, мы взяли на себя смелость выдвинуть предположение о такой литургической планировке херсонесских базилик, которую можно видеть на реконструкции. Надеюсь, что дальнейшие исследования в этой области внесут большей ясности в этот вопрос и скорректируют наши представления о литургическом пространстве херсонесских базилик.


1. Золотарев М.И., Коробков Д. Ю., Ушаков С. В., Пилингер Р., Пюльц А. Раскопки т. н. «Базилики Крузе» в Херсонесе (украинско-австрийский проект). Памятники средневекового Крыма. Херсонесский сборник, вып. XII 

2. Якобсон А. Л. Раннесредневековый Херсонес. Очерки истории и материальной культуры. Издательство АН СССР, М., 1959, Ленинград

3. Романчук А. И. Очерки истории и археологии византийского Херсона. Екатеринбург, Издательство Уральского университета, 2000

4. Полевой В. М. Искусство Греции. Средние века. М., «Искусство» 1973

5. Айналов Д. В. Памятники христианского Херсонеса. Выпуск I. Развалины храмов. М., Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1905

6. Домбровский «Херсонесская коллекция средневековых архитектурных деталей»

7. Тафт Р. Ф. Византийский церковный обряд. С-Пб, Алетея, 2005



Панорама базилики Крузе (с оптическим искривлением).



План базилики Крузе по А. Л. Якобсону.



Реконструкция базилики Крузе А. Г. Колесниковой и Г. М. Манто.



План базилики Крузе по материалам украинско-австрийской экспедиции.



Реконструкция базилики Крузе. Вид из алтаря. 



Реконструкция базилики Крузе. Вид с высоты галерей.


Этот материал опубликован в сборнике "Причерноморье. История, политика, культура. Выпуск 3" опубликованном на сайте Филиала МГУ в Севастополе (ЧФ МГУ)


Категория: Базилики Херсонеса | Добавил: Yellika (27.11.2011)
Просмотров: 1723 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Друзья сайта
  • Национальный заповедник "Херсонес Таврический"
  • ПСТГУ. Факультет церковных художеств
  • Historic.Ru
  • Хронос
  • Седмица.Ru
  • Православная энциклопедия. Электронная версия
  • Библиотека Гумер - гуманитарные науки
  • Поиск
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт управляется системой uCoz
    SCAD's Design & Develop 2009>